КЛУБ ПРАВОВОЙ ПОДДЕРЖКИ АВТОМОБИЛИСТОВ
Status Quo
Воскресенье
24.06.2018
21:55

Приветствую Вас Гость
RSS
Обзор судебной практики ВС РФ за 2й квартал 08г - Форум ГлавнаяРегистрацияВход
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: vits72, Доцент  
Форум » КЛУБ ПРАВОВОЙ ПОДДЕРЖКИ АВТОМОБИЛИСТОВ » Законодательство РФ » Обзор судебной практики ВС РФ за 2й квартал 08г (КоАП РФ)
Обзор судебной практики ВС РФ за 2й квартал 08г
ДоцентДата: Среда, 08.04.2009, 12:24 | Сообщение # 1
Группа: Модераторы
Сообщений: 1040
Статус: Offline
Вопросы, возникающие из административных
правонарушений

Вопрос 6: Подпадают ли действия лиц, осуществляющих рыбопромысловую деятельность (во внутренних морских водах, в территориальном море, на континентальном шельфе, в исключительной экономической зоне Российской Федерации) при отсутствии на судне промыслового либо технологического журнала, а также в случае их ненадлежащего ведения, под признаки административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 8.17 КоАП РФ?
Ответ: Часть 2 ст. 8.17 КоАП РФ предусматривает административную ответственность за нарушение правил добычи (промысла) водных биологических (живых) ресурсов и их охраны либо условий лицензии на водопользование, разрешения (лицензии) на промысел водных биологических (живых) ресурсов внутренних морских вод, территориального моря, континентального шельфа и (или) исключительной экономической зоны Российской Федерации.
Объективная сторона данного правонарушения выражается в несоблюдении регламентирующих деятельность во внутренних морских водах, в территориальном море, на континентальном шельфе, в исключительной экономической зоне Российской Федерации правил или условий лицензии.
Из положений Федерального закона от 17 декабря 1998 г.
№ 191-ФЗ "Об исключительной экономической зоне Российской Федерации", Федерального закона от 30 ноября 1995 г. № 187-ФЗ "О континентальном шельфе Российской Федерации", Федерального закона от 24 апреля 1995 г. № 52-ФЗ "О животном мире", Федерального закона от 20 декабря 2004 г. № 166-ФЗ
"О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов", регулирующих промысел (промышленное рыболовство), следует, что соответствующие разрешения либо ограничения пользования животным миром являются необходимым условием законного ведения промысла водных биологических ресурсов и обязательны как для лиц, получивших право на вылов (добычу) водных биоресурсов, так и для лиц, осуществляющих вылов, прием, обработку, транспортировку, хранение продукции, перегрузку выловленных ресурсов.
При этом под рыболовством понимается деятельность по добыче (вылову) водных биоресурсов, а также по их переработке, транспортировке (п. 9 ст. 1 Федерального закона от 20 декабря
2004 г. № 166-ФЗ "О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов", в редакции от 6 декабря 2007 года).
Согласно п. 7 Типовых правил рыболовства, утвержденных приказом Министра сельского хозяйства Российской Федерации от 28 июля 2005 г. № 133, при осуществлении добычи водных биоресурсов пользователи обеспечивают раздельный учет вылова и приема по видам водных биоресурсов, указание весового (размерного) соотношения видов в улове, орудий лова и мест вылова (подрайон, промысловая зона, квадрат) в промысловом журнале и других отчетных документах, ведут документацию, отражающую ежедневную рыбопромысловую деятельность (промысловый журнал), а при осуществлении обработки водных биоресурсов - журнал контроля изготовления продукции (технологический журнал), а также приемо-сдаточные документы (квитанции, коносаменты), подтверждающие сдачу либо прием водных биоресурсов и (или) продукции их обработки (промысловый и технологический журналы после окончания их ведения, приемо-сдаточные документы или их заверенные подписью и (или) печатью капитана копии должны храниться на борту в течение года).
Таким образом, промысловые журналы (на добывающих судах) и журналы технологические (на судах, ведущих обработку) являются документами, необходимыми для учета и анализа работы добывающего судна.
Обязанность лиц, осуществляющих рыбопромысловую деятельность, соблюдать правила вылова (добычи) водных биоресурсов подразумевает соблюдение всех требований, предъявляемых к порядку организации и проведения данного вида деятельности. Невыполнение пользователями, осуществляющими добычу (вылов) биоресурсов, своих обязанностей является нарушением правил добычи (вылова) биоресурсов и влечет административную ответственность.
Следовательно, действия лиц, осуществляющих рыбопромысловую деятельность во внутренних морских водах либо в территориальном море, либо на континентальном шельфе, либо в исключительной экономической зоне Российской Федерации при отсутствии на судне промыслового или технологического журнала,а также случаи их ненадлежащего ведения (например, искажение данных) образуют состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 8.17 КоАП РФ.
Вопрос 7: Является ли обязательным присутствие лица, которому назначено наказание в виде административного ареста или выдворения, при пересмотре дела об административном правонарушении по его жалобе в вышестоящем суде?
Ответ: В соответствии с ч. 3 ст. 25.1 КоАП РФ при рассмотрении дела об административном правонарушении, влекущем административный арест или административное выдворение за пределы Российской Федерации иностранного гражданина либо лица без гражданства, присутствие лица, в отношении которого ведется производство по делу, является обязательным.
По смыслу данной нормы, установленное правило распространяется лишь на стадию рассмотрения дела об административном правонарушении.
Глава 30 КоАП РФ, которая устанавливает порядок пересмотра постановлений и решений по делам об административных правонарушениях, не содержит требования, согласно которому присутствие лица, в отношении которого ведется производство по делу по его жалобе в вышестоящем суде, если ему назначено наказание в виде административного ареста или выдворения, являлось бы обязательным.
Следовательно, присутствие лица, которому назначено наказание в виде административного ареста или выдворения, при рассмотрении дела об административном правонарушении по его жалобе в вышестоящем суде, не является обязательным, если это лицо извещено о месте и времени рассмотрения дела надлежащим образом и от него не поступило ходатайство об отложении рассмотрения дела либо если такое ходатайство оставлено без удовлетворения.
Вопрос 8: Как разграничиваются составы административных правонарушений, предусмотренные
ч.ч. 3 и 4 ст. 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях?
Ответ: В соответствии с ч. 1 ст. 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях управление транспортным средством в состоянии опьянения влечет назначение административного наказания в виде лишения права управления транспортным средством.
Часть 3 ст. 12.8 КоАП РФ устанавливает, что управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения и не имеющим права управления транспортными средствами либо лишенным права управления транспортными средствами, влечет административный арест на срок до пятнадцати суток или наложение административного штрафа на лиц, в отношении которых в соответствии с данным Кодексом не может применяться административный арест, в размере пяти тысяч рублей.
Частью 4 ст. 12.8 КоАП РФ установлено, что повторное управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, либо повторная передача управления транспортным средством лицу, находящемуся в состоянии опьянения, влечет лишение права управления транспортными средствами на срок три года.
Положения ч. 4 ст. 12.8 КоАП РФ необходимо рассматривать во взаимосвязи со ст. 4.6 КоАП РФ, устанавливающей, что лицо, которому назначено административное наказание за совершение административного правонарушения, считается подвергнутым данному наказанию в течение одного года со дня окончания исполнения постановления о назначении административного наказания. Таким образом, квалифицировать административное правонарушение по ч. 4 ст. 12.8 КоАП РФ можно в случае, если оно совершено в течение года со дня окончания исполнения постановления о назначении административного наказания в виде лишения права управления транспортным средством.
В то же время управление транспортным средством в состоянии опьянения лицом, лишенным права управления транспортным средством, влечет административную ответственность по ч. 3
ст. 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.
Анализ состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.8 КоАП РФ, показывает, что квалифицировать по данной норме действия лица, совершившего административное правонарушение, можно только до окончания срока исполнения постановления о назначении административного наказания в виде лишения права управления транспортным средством.
Таким образом, в случае управления автомобилем лицом, находящимся в состоянии опьянения и лишенным права управления транспортным средством, и в случае управления автомобилем лицом, находящимся в состоянии опьянения, в отношении которого еще не истек годичный срок, в течение которого лицо считается подвергнутым административному наказанию в виде лишения права управления автотранспортным средством, присутствуют два самостоятельных состава правонарушений, предусмотренных
ч. 3 ст. 12.8 и ч. 4 ст. 12.8 КоАП РФ.
Из вышеизложенного следует, что водители могут быть привлечены к административной ответственности по ч. 4 ст. 12.8 КоАП РФ только в течение года после окончания срока исполнения постановления о назначении административного наказания в виде лишения права управления транспортным средством, имея в виду положения ст. 4.6 КоАП РФ о том, что лицо считается подвергнутым административному наказанию в течение одного года со дня окончания исполнения постановления о назначении административного наказания.
Вопрос 9: Может ли суд с учетом положений ч. 2 ст. 8 Конвен¬ции о защите прав человека и основных свобод
(г. Рим, 4 ноября 1950 г.), ст. 8 и 9 Конвенции о правах ребенка (принята 20 ноября 1989 г. Резо¬люцией 44/25 Генеральной Ассамблеи ООН) назначить дополнительное на¬казание в виде административного выдворения за пределы Российской Феде¬рации по ч. 1 ст. 18.8 КоАП РФ иностранному гражданину или лицу без гражданства при наличии у него членов семьи (супруга и детей), прожи¬вающих на территории Российской Федерации и являющихся гражданами Российской Федерации, если это лицо длительное время незаконно (с нару¬шением установленного режима пребывания (проживания) на территории Российской Федерации) находится на территории Российской Федерации и ранее уже привлекалось к административной ответственности по
ст. 18.8 КоАП РФ без применения дополнительного наказания?
Ответ: Конституция Российской Федерации гарантирует каждому, кто законно находится на территории Российской Федерации, право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства (ч. 1 ст. 27), а также устанавливает, что забота о детях, их воспитание - равное право и обязанность родителей (ч. 2 ст. 38).
Данные права в силу ст. 55 Конституции Российской Федерации могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны стра¬ны и безопасности государства.
Согласно ч. 3 ст. 62 Конституции Российской Федерации ино¬странные граждане и лица без гражданства пользуются в Российской Феде¬рации правами и несут обязанности наравне с гражданами Российской Феде¬рации, кроме случаев, установленных федеральным законом или междуна¬родным договором Российской Федерации.
Иностранный гражданин, виновный в нарушении законодательства Российской Федерации, привлекается к ответственности в соответствии с за¬конодательством Российской Федерации (ст. 34 Федерального закона от 25 июля 2002 г. № 115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации», с последующими изменениями и дополнениями).
Иностранный гражданин или лицо без гражданства, въехавшие на тер¬риторию Российской Федерации с нарушением установленных правил либо не имеющие документов, подтверждающих право на пребывание (прожива¬ние) в Российской Федерации, либо утратившие такие документы и не обра¬тившиеся с соответствующим заявлением в территориальный орган феде¬рального органа исполнительной власти, уполномоченного на осуществле¬ние функций по контролю и надзору в сфере миграции, либо уклоняющиеся от выезда из Российской Федерации по истечении срока пребывания (прожи¬вания) в Российской Федерации, являются незаконно находящимися на тер¬ритории Российской Федерации и несут ответственность в соответствии с за¬конодательством Российской Федерации (ст. 25.10 Федерального закона от 15 августа 1996 г. «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» в редакции от 18 июля 2006 г.).
Данной норме корреспондирует ст. 18.8 (ч.ч. 1 и 2) Кодекса Рос¬сийской Федерации об административных правонарушениях в редакции от 5 ноября 2006 г., устанавливающая административное наказание за нарушение иностранным гражданином или лицом без гражданства правил въезда в Рос¬сийскую Федерацию либо режима пребывания (проживания) в Российской Федерации.
Санкция ч. 1 ст. 18.8 Кодекса в качестве административного на¬казания предусматривает наложение административного штрафа в размере от 2 тысяч до 5 тысяч руб¬лей с административным выдворением за пределы Российской Федерации или без такового.
Исполнение назначенного судом административного наказания в виде выдворения за пределы Российской Федерации иностранного гражданина или лица без гражданства влечет в соответствии с п. 3 ст. 7 Феде¬рального закона «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» невозможность получения им в течение 5 лет разрешения на временное проживание в Российской Федерации.
Вместе с тем исходя из общих принципов права установление ответ¬ственности за нарушение порядка пребывания (проживания) иностранных граждан и лиц без гражданства в Российской Федерации и назначение кон¬кретной санкции, ограничивающей конституционные права граждан, должно отвечать требованиям справедливости, соразмерности, а также конституци¬онно закрепленным целям (ч. 3 ст. 55 Конституции Российской Феде¬рации).
Данный вывод корреспондирует международно-правовым предписани¬ям, согласно которым каждый человек при осуществлении своих прав и свобод должен подвергаться только таким ограничениям, какие установлены законом, необходимы для обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других лиц, для охраны государственной (национальной) безопас¬ности, территориальной целостности, публичного (общественного) порядка, предотвращения преступления, защиты здоровья или нравственности населе¬ния (добрых нравов), удовлетворения справедливых требований морали и общего благосостояния в демократическом обществе и совместимы с други¬ми правами, признанными нормами международного права (п. 2 ст. 29 Всеобщей декларации прав человека, п. 3 ст. 12 Международного пакта о гражданских и политических правах, п. 2 ст. 10 и п. 2 ст. 11 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также п. 3
ст. 2 Протокола № 4 к ней).
Общепризнанные принципы и нормы международного права и между¬народные договоры Российской Федерации согласно ч. 4
ст. 15 Кон¬ституции Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы.
Федеральным законом от 15 июля 1999 г. № 101-ФЗ
«О международ¬ных договорах Российской Федерации» установлено, что Российская Феде¬рация, выступая за соблюдение договорных и обычных норм, подтверждает свою приверженность основополагающему принципу международного права - принципу добросовестного выполнения международных обязательств.
Согласно Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г. «каждый действующий договор обязателен для его участников и должен ими добросовестно выполняться». В статьях 26 и 27 данной Конвенции за¬крепляется положение о том, что ее участник не может ссылаться на положе¬ния своего внутреннего права в качестве оправдания для невыполнения дого¬вора.
В соответствии с ч. 1 ст. 17 Конституции Российской Федера¬ции в Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам ме¬ждународного права.
Согласно ч. 1 ст. 46 Конституции Российской Федерации каж¬дому гарантируется судебная защита его прав и свобод.
Исходя из этого, а также из положений ч. 4 ст. 15, ч. 1 ст. 17, ст. 18 Конституции Российской Федерации права и свободы чело¬века согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и международным договорам Российской Федерации, являются непо¬средственно действующими в пределах юрисдикции Российской Федерации. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность за¬конодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обес¬печиваются правосудием.
Аналогичные разъяснения содержатся и в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 октября
2003 г. № 5 «О при¬менении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федера¬ции».
В соответствии с ч. 1 ст. 2.6 Кодекса Российской Федерации об ад¬министративных правонарушениях иностранные граждане, лица без граж¬данства и иностранные юридические лица, совершившие на территории Рос¬сийской Федерации административные правонарушения, подлежат админист¬ративной ответственности на общих основаниях, установленных Кодексом.
В силу ст. 3.1, 3.2, 3.3, 3.10 Кодекса административное выдворение за пределы Российской Федерации иностранного гражданина или лица без гражданства, предусмотренное ст. 18.8 КоАП РФ является установленной государ¬ством мерой ответственности за совершение административного правонару¬шения и применяется в целях предупреждения совершения новых правона¬рушений как самим правонарушителем, так и другими лицами.
Вместе с тем, учитывая изложенное выше о месте и роли международ¬но-правовых актов в правовой системе Российской Федерации, можно сде¬лать вывод о том, что, включив эти акты в свою правовую систему, Россий¬ская Федерация тем самым наделила содержащиеся в них нормы способно¬стью оказывать регулирующее воздействие на применение положений внут¬реннего законодательства.
На этом основании представляется, что решение вопроса о возможно¬сти применения судом в качестве дополнительного наказания, установленно¬го ч. 1 ст. 18.8 Кодекса Российской Федерации об административ¬ных правонарушениях, выдворения иностранного гражданина или лица без гражданства за пределы Российской Федерации как меры ответственности за совершенное этим лицом административное правонарушение в сфере ми¬грационной политики должно осуществляться с учетом не только норм на¬ционального законодательства, действующего в этой сфере, но и актов меж¬дународного права, участником которых является Российская Федерация.
Согласно ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных сво¬бод (г. Рим, 4 ноября 1950 г.), вступившей в силу для России
5 мая 1998 г., вмешательство со стороны публичных властей в осуществление прав на ува¬жение личной и семейной жизни не допускается, за исключением случаев, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демокра¬тическом обществе в интересах национальной безопасности и общественно¬го порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков и преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц.
Статья 8 Конвенции о правах ребенка (принята 20 ноября
1989 г.), вступившей в силу для СССР и его правопреемника - Российской Федерации 2 сентября 1990 г., в пункте 1 провозгласила, что государства-участники обязуются уважать права ребенка на сохранение своей индивиду¬альности, включая гражданство, имя и семейные связи, как предусматривает¬ся законом, не допуская противозаконного вмешательства.
В статье девятой указанной Конвенции содержится норма о том, что на госу¬дарство-участника возлагается обязанность обеспечивать, чтобы ребенок не разлучался со своими родителями вопреки их желанию, за исключением слу¬чаев, когда компетентные органы, согласно судебному решению, определят в соответствии с применимым законом и процедурами, что такое разлучение необходимо в наилучших интересах ребенка.
В силу универсальности норм международного права, являющейся их главной характерной особенностью, приведенные выше положения указан¬ных Конвенций не ограничиваются применением в каких-либо определенных сферах национальной правовой системы, а выступают теми принципами, ко¬торые регулируют общие подходы к решению любых вопросов, затрагиваю¬щих права человека и его основные свободы.
В связи с этим Европейский Суд по правам человека неоднократно от¬мечал, что, хотя право иностранца на въезд или проживание в какой-либо стране как таковое Конвенцией о защите прав человека и основных свобод не гарантируется, высылка лица из страны, в которой проживают близкие члены его семьи, может нарушать право на уважение семейной жизни, гарантиро¬ванное п. 1 ст. 8 Конвенции. При этом нарушенными в большей степени могут оказаться права и интересы не только самого выдворенного, но также и членов его семьи, включая несовершеннолетних детей, которые, в силу применения подобных мер реагирования со стороны государства, фак¬тически несут «бремя ответственности» за несовершенное правонарушение.
Кроме того, Европейский Суд по правам человека акцентировал внима¬ние на том, что лежащая на государствах ответственность за обеспечение публичного порядка обязывает их контролировать въезд в страну и пребыва¬ние иностранцев и высылать за пределы страны правонарушителей из их числа, однако подобные решения, поскольку они могут нарушить право на уважение личной и семейной жизни, охраняемое в демократическом общест¬ве ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, должны быть оправданы крайней социальной необходимостью и соответствовать правомерной цели (постановления от 26 марта 1992 г. по делу «Бельджуди (Beldjoudi) против Франции», от 21 июня 1988 г. по делу «Беррехаб (Вегге-hab) против Нидерландов», от 18 февраля 1991 г. по делу «Мустаким (Mous-taguim) против Бельгии», от 19 февраля 1998 г. по делу «Дали (Dalia) против Франции», от 7 августа 1996 г. по делу «С. против Бельгии», от 28 ноября 1996 г. по делу «Ахмут (Ahmut) против Нидерландов» и др.).
На этом основании представляется, что, по смыслу положений указан¬ных Конвенций, административное выдворение иностранного гражданина или лица без гражданства за пределы Российской Федерации, влекущее вме¬шательство в право на уважение личной и семейной жизни, допускается в тех случаях, когда оно необходимо в демократическом обществе и соразмерно публично-правовым целям.
Поэтому при назначении дополнительного наказания в виде адми¬нистративного выдворения за пределы Российской Федерации по ч. 1 ст. 18.8 Кодекса Российской Федерации об административных правона¬рушениях судья должен исходить из действительной необходимости приме¬нения к иностранному гражданину или лицу без гражданства такой меры от¬ветственности, а также из ее соразмерности целям административного наказа¬ния, с тем чтобы обеспечить достижение справедливого баланса публичных и частных интересов в рамках административного судопроизводства.
При этом конкретные обстоятельства, связанные с совершением адми¬нистративного правонарушения (длительность незаконного нахождения на территории Российской Федерации, повторное или неоднократное привле¬чение к административной ответственности по ст. 18.8 КоАП РФ и т.д.), подлежат оценке в соответствии с общими правилами назначения админи¬стративного наказания, основанными на принципах справедливости, сораз¬мерности и индивидуализации ответственности, согласно которым при на¬значении административного наказания иностранному гражданину или лицу без гражданства учитываются характер совершенного им административного правонарушения, личность виновного, его имущественное положение, об¬стоятельства, смягчающие или отягчающие административную ответст¬венность (ч. 2 ст. 4.1 КоАП РФ).
Указанные обстоятельства, в том числе наличие у лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонаруше¬нии, членов семьи, проживающих на территории Российской Федерации и являющихся гражданами Российской Федерации, должны быть выяснены и установлены судьей в порядке главы 26 КоАП РФ.
Если с соблюдением указанных положений необходимость примене¬ния к иностранному гражданину или лицу без гражданства административ¬ного выдворения за пределы Российской Федерации как единственно воз¬можного способа достижения целей административного наказания, связанно¬го с предупреждением совершения новых правонарушений как самим пра¬вонарушителем, так и другими лицами (ч. 1 ст. 3.1 КоАП РФ), будет установлена, назначение ему дополнительного административного наказания, предусмотренного ч. 2 ст. 18.8 КоАП РФ, не исключается.


Если не мы, то кто?
 
Форум » КЛУБ ПРАВОВОЙ ПОДДЕРЖКИ АВТОМОБИЛИСТОВ » Законодательство РФ » Обзор судебной практики ВС РФ за 2й квартал 08г (КоАП РФ)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Copyright ChGL corp. & серег@ © 2007-2018
Хостинг от uCoz